В день начала войны 22 июня 1941 года я был в городе Минске, находился на курсах повышения квалификации по дорожному строительству (в этой сфере работал в Россонах с 1935 года).

Минск начали бомбить в 4 часа утра. Началась мобилизация населения. Я был не военнообязанный и возвратился домой. Добирался долго до Россон.

В Россонах учреждения уже были эвакуированы в глубокий тыл. Я разыскал подпольный райком партии. Товарищ  Лапенко мне сказал оставаться здесь, организовывать молодёжь, проводить подпольную работу. С 17 июня начал работать с молодёжью. Сначала мы работали группами по 5 человек, а с весны 1942 года работа была развёрнута открыто.

С октября 1941 года по май 1942 года по принуждению немецкой власти я работал техником в дорожной управе. Работать пошёл с целью проведения диверсионной работы. Работая в дорожной управе, было много уничтожено: 4 гусеничных трактора, 2 грейдера, 2 автомашины, 15 дорожных угольников, 30 дорожных утюгов, 1200 кг горючего.

Однажды меня задержали немцы, когда я с товарищем Осиповым Остапом Васильевичем вёз хлеб из немецкой пекарни. 2 недели я выдерживал всякие пытки, издевательства. Меня приговорили к расстрелу  как яркого диверсионера. В это время ограбили семью, забрали корову.

Помогли уйти от расстрела мои товарищи. В это время в деревне Березнюки  Юховичского сельсовета  было уничтожено 12 немцев, а также  начальник полиции. Расстрел мой был отложен. Товарищи мои напоили бургомистра, зам.начальника полиции, немецкого переводчика и взяли с меня расписку.

Получив свободу, я связался с Охотиным Родионом Артемьевичем. Встретились мы в деревне Шлях. Со мной по договорённости пришли ещё 10 человек.